Главная  Пресс-служба   Пресс-релизы   Интервью Руководителя Верхне-Волжского БВУ газете "Берегиня"

Интервью Руководителя Верхне-Волжского БВУ газете "Берегиня"

В прошлых номерах газеты неоднократно рассказывалось, что на Волге на участке Городец – Нижний Новгород планируется строительство низконапорной плотины. Необходимость строительства, как объясняют речники, продиктована тем, что за 50 лет работы Нижегородской ГЭС в ее нижнем бьефе произошли необратимые деформации русла реки: в районе Городца и Заволжья Волга «просела» на 100-130 сантиметров, что привело к падению глубин в камерах шлюза и на многочисленных перекатах участка. В результате возникли проблемы с прохождением этого отрезка реки не только большегрузными судами, но и четырехпалубными пассажирскими теплоходами. Ситуацию комментирует руководитель Верхне - Волжского бассейнового водного управления В.С.ДЕМЕНТЬЕВ

Альбина Ближенская:

Владимир Сергеевич, на каком этапе сегодня решение вопроса о строительстве плотины? И сможет ли, по-вашему, эта плотина в долгосрочной перспективе решить проблему судоходства на этом участке реки

В.С. Дементьев:

Вопрос сейчас прорабатывается на самом высоком уровне. К нам в Нижний несколько раз приезжали министры транспорта – и бывший, и нынешний – вникали в суть проблемы, проводили совещания. Основные защитники идеи строительства – речники. В маловодные годы для большегрузных судов этот сорокакилометровый участок реки стал трудно проходимым. Речной транспорт у них – оставшийся еще с социалистических времен – многотоннажный, большегрузный. Это самоходные баржи типа «река-море», длиной более 100 метров, шириной – 17, грузоподьемностью 5 – 6 тысяч тонн. Глубина реки для прохода этих судов должна быть не менее 3,8 метров.

К тому же со строительством плотины связывают решение не только этих, но и политических задач. В частности, стратегию развития «кольца Европы», значительно сокращающего путь доставки грузов: они пойдут не морем вокруг Европы, а по Волге. Такой торговый путь рядом с Нижним открывает для него большие перспективы и возможности. К тому же строительство плотины сулит приток инвестиций в область.

Однако у плотины немало и минусов. Главный в том, что даже если она будет построена, и уровень Чебоксарского водохранилища не поднимется, через некоторое время сегодняшняя ситуация повторится. Опять «просядет» дно, усилится подмыв берегов в районе Сормово, Стрелки… И вновь встанет вопрос о необходимости поднятия уровня Чебоксарского водохранилища до 65 отметки. Опять потребуются средства на дополнительные берегоукрепительные работы, снова придется частично сводить лес… (Ведь первоначально его свели в расчете на 68 отметку. Он там заново вырос). На все эти работы потребуется еще около 20-25 миллиардов рублей. В общем, проблем меньше не станет. Только решать их придется уже нашим детям.

Плюс ко всему срок строительства самой плотины – 6 – 8 лет, а всего, связанного с ней комплекса, - больше 13 лет. Такие сроки никого не устраивают. За это время количество автотранспорта, которым и так забит единственный мост через Волгу, увеличится еще больше. То есть, ко времени окончания строительства плотины, проблема вырастет так, что принятые меры вновь окажутся недостаточными.

По моему мнению, решение проблемы надо разбить на два этапа. В первую очередь построить автомобильный мост с элементами самой плотины. А вторым этапом (пусковой комплекс) строить плотину. Причем плотина – дело дорогостоящее. Даже если «убрать» из проекта турбины, и «сделать» плотину более облегченной, потребуется не меньше 15 миллиардов рублей. А на один мост – даже если с элементами плотины – где-то 13 млрд. Это реальные деньги.

При этом сам мост уже даст определенный подпор воды на своем участке (любой мост дает повышение уровня воды, поскольку происходит сужение русла). Конечно не на всем сорокакилометровом отрезке реки, но где-то на нескольких километрах вода поднимется.

А.Б.:

Началась ли государственная экологическая экспертиза проекта?

В.С.Дементьев:

В Верхне-Волжское бассейновое водное управление такие документы не поступали. Материалы находятся пока на стадии ТЭО. «Проработаны» створы плотины, но еще не ясен вопрос, что будет с теми территориями, где поднимется вода. В частности, в районе Балахны. Не решены вопросы коммунального хозяйства, которые также требуют немалых финансовых средств. Если все посчитать и суммировать, цифра получится очень солидная.

Так что остается еще очень много нерешенных вопросов. Сейчас создается группа из ученых, специалистов, которая и будет нарабатывать предложения по их решению.

Я думаю, что мое предложение о строительстве моста более экологично. Новая дорога разгрузит город от автотранспорта, поскольку часть его пойдет по другому мосту… Конечно, строительство новой дороги принесет свой негатив – в некоторых местах левобережья она пройдет через лесной массив. Но все равно строить новый мост надо и чем-то жертвовать придется. Просто надо выбирать вариант, в котором больше плюсов, чем минусов. Так что, по-моему, предпочтительнее сначала строить мост, а потом - плотину, потому что воду все равно придется поднимать. Хотя если рассмотреть вопрос со всех сторон, можно найти и другие варианты его решения.

А.Б.:

Какие?

 

В.С. Дементьев:

Например, если мы в период паводка наполняем все водохранилища – и Рыбинское, и Горьковское – до нормального подпорного уровня, то воды хватает на весь период, и большегрузные суда проходят без каких либо затруднений. Но, к сожалению, эти варианты не всегда срабатывают. Видите, какая сухая выдалась осень. По данным Гидромета, такой погоды не было 150 лет. За три месяца отсутствия дождей, приточность в Рыбинское и Горьковское водохранилища упала с 4-5 тысяч кубометров в секунду (апрель) до 100 кубометров (сентябрь). В результате уровень воды в них резко понизился. Теперь, чтобы суда не простаивали, разработан специальный график их пропуска. А в многоводную осень таких проблем не возникает.

Кроме того, раньше на Волге работали земснаряды, которые расчищали судовые пути. В настоящее время эти работы практически не ведутся.

А.Б.:

Если «исправить» реку трудно и дорого, может быть проще и разумнее заменить суда?

В.С. Дементьев:

Так и я о том же. К примеру, Автозавод быстро перестроился с производства больших грузовиков на маленькие «Газели»… У судостроителей так не получается. Я уже говорил, какими судами оснащен наш речной флот. До Нижнего они гружеными доходят, а дальше уже не хватает глубины.

Кстати, во времена Макарьевской Ярмарки река тоже была мелководной. Товар подвозили на больших баржах, потом перегружали его на лодки и по Волге тащили вверх. Тут всегда была проблема…

Есть мнение о том, что эту проблему решит поднятие уровня Чебоксарского водохранилища до 68 отметки. Но наш город не готов к этому. Необходимо будет укреплять берега, строить и переукладывать трубопроводы и т.д.

Хотя, в принципе, эта отметка не так страшна, как говорят. Ведь смотрите, во время паводка мы держим уровень воды гораздо выше 68 отметки. У города вода поднимается к 72 и держится на ней иногда до двух месяцев - и ничего. То есть, мы, как бы морально готовы к этому: да, вода поднялась, так и должно быть… Выходим на набережную, любуемся теплоходами, которые стоят выше многоэтажных домов… Луга залиты, берега...

А.Б.:

Вот именно, залиты.

В.С. Дементьев:

Но и 68 отметка гораздо ниже. В этом году мы держали воду на отметке 72 м. Правда, недолго, дней 20. Кстати, регулирование паводка на наших великих реках – одна из ежегодных задач Верхне-Волжского бассейнового управления. Территория его ответственности - 9 субъектов РФ. Контролируем работу Шекснинского, Рыбинского, Горьковского, Чебоксарского водохранилищ. Делаем прогнозы на паводок, регулируем его, то есть, например, «разводим» паводки на Оке, Волге и Каме, чтобы не подтопить Волгоград и Астрахань.

И по нашему мнению, от паводка надо добиваться не ущерба, а прибыли. Потому что ущерба быть не должно.

А.Б.:

А подтопление и затопление домов?

В.С.Дементьев:

Когда дома строят в пойме реки – это не ущерб, это бесхозяйственность властей, которые такое допускают. Пойма реки неприкосновенна, строить там ничего нельзя.

А.Б.:

Но ущерб бывает все-таки?

,p> В.С. Дементьев: Да, бывает, потому что паводок – это стихия. Но пора уже научиться управлять и стихией, и быть готовыми к ней. Считаю так: мы уже понесли определенные затраты, когда построили водохранилище, потратили деньги. Потом все сооружения должны окупать себя. Как? Вырабатывается дополнительная электроэнергия, свободно ходят по Волге суда с грузом. Рыбное хозяйство тоже в плюсе: мы неспешно подтапливаем пойму, медленно сбрасываем воду, и икра не на кустах остается, а успевает пройти весь цикл от оплодотворения до рыбной молоди, в результате рыбное поголовье растет.

Кроме того, когда мы держим воду, у нас меньше оползней. Вода ведь тоже имеет свой подпор, держит берег. Значит, меньше затрат на ликвидацию последствий оползней.

По нашим подсчетам можно было бы ежегодно получать 150-200 миллионов рублей дополнительной прибыли, если к этой проблеме подходить комплексно, с учетом прогнозов, эффективной работы всех служб и их готовности выполнить поставленную задачу.

А.Б.:

Благодарю за беседу.

Записала

Альбина БЛИЖЕНСКАЯ

Особо важные события
19 февраля 2020
22-е заседание Бассейнового совета Верхневолжского бассейнового округа

22-е заседание Бассейнового совета Верхневолжского бассейнового округа

состоится 27 февраля 2020 года   в г. Саранск,

Республика Мордовия

 

Программа заседания